Почему коллекционеры готовы платить безумные деньги за кусок холста с неясным пейзажем или вовсе набором цветных пятен и ломанных линий? Почему какой-то артефакт становится предметом вожделения эстетов и большой материальной ценностью? Жажда прекрасного мало что объясняет. К примеру, лубочная сирень в акварели уличного художника едва ли ни краше живой ветки, но к исскуству отношения не имеет и на аукцион Сотби точно не попадет. Или скажем, «Черный квадрат» Малевича – ну что в нем прекрасного? А считается шедевром.

Значит, есть некая сакральная тайна, которая скрыта в сочетании форм, оттенков, линий, сложенных подлинным мастером в цельное полотно. Петербургский врач и психолог Виталий Богданович. пригласил корреспондента «Вести Сегодня» к себе на занятия по арттерапии. Он так объясняет феномен живописи: картина – это некий волшебный код, который открывает нам глубины нашей собственной души.

Но если взаимосвязь искусства с человеческой психикой существует, почему бы не использовать ее как инструмент врачевания души? Об этом задумались психологи и создали совершенно новое направление в прикладной науке – арттерапию.

- Каждая картина обладает своим спектром физического воздействия на зрителя, - рассказывает Виталий Богданович. – Она способна вызвать и грусть, и радость, и тревогу, переходящую в депрессию. Человек скользнул взглядом по полотну и отправился дальше и даже не догадывается, от чего у него вдруг заныл висок или наоборот отпустила головная боль.

Одна наша группа работала в латвийском Музее зарубежного искусства. Перед уходом остановились перед картиной современного художника. Не успели мы выйти из музея, как у четырех участников группы случился приступ шейного остеохондроза – голову не могут повернуть. Пришлось мне прямо на улице оказывать срочную медицинскую помощь – мануально поработать с их шейными позвонками. Шея — это приемник стресса, а люди на занятии раскрылись и вошли в резонанс с картиной, автор которой выразил в ней свой стресс. Организм зрителей ответил на него спазмом сосудов. В нашей группе после этого даже скептики убедились: картина - живая энергосубстанция.

- Но это какая-то мистика! Неужели раскрашенная картонка или кусок грубой ткани до такой степени концентрируют в себе когда-то пережитые художником чувства, что могут «выстрелить» в мимолетного зрителя энергией огромной силы?

- Художники экспансивны, они очень тонко и чутко воспринимают мир. Им постоянно нужно признание социума, похвала ценителей. Если такой подпитки нет, они страдают от ощущения одиночества, обиды и непонимания. «Непризнанный гений», которому по большему счету нечего предъявить миру, кроме диплома академии, свою неудовлетворенность и душевный раздрай невольно закладывает и в свое полотно. И оно начинает «фонить» негативом.

Среди моих пациентов была одна молодая пара, которая часто ходила на выставки современного искусства. Почему-то именно после таких посещений у них начинались затяжные ссоры из-за всяких пустяков. Как и в каждой семье, у этих супругов были разногласия, но их резко усиливала тяжелая энергетика модернистских вернисажей. Эмоции супругов вступали в резонанс с чужим подсознанием, «разбухали», выходили из-под контроля и взрывали хрупкий семейный мир. Психоанализ разбирался бы с причинами взаимной агрессии в течение года, а с помощью метода арттерапии удалось «вытащить» подоплеку разлада за два посещения и помочь этим людям вернуть взаимопонимание.

- А можно ли определить психологические проблемы человека по тому, какие картины он выбирает для интреера своего дома?

- Безусловно, можно. У одной известной рижанки в доме висел пейзаж с рыцарским замком на горе в стиле фэнтези. Хозяйке он очень нравился, ей казалось, что в предыдущем воплощении она жила именно в таком, уединенном и печальном месте. Эта картина инициировала в ней гордыню: да, я одинока, непонята и несчастна, но такова моя судьба и я достойно несу свой крест. Картина эмоционально поддерживала в ней эти ощущения и мешала дальнейшему развитию личности. Кастанеда однажды сказал: на страдание и нестрадание тратится одинаковое количество сил.

Вообще к выбору живописи для дома надо подходить очень осмотрительно. Картина на стене вашей гостиной или спальни должна стать убежищем души, а не ее темницей или пыточной камерой. Если вы повесили новую картину, а через некоторое время почувствовали какое-то беспокойство, дискомфорт – лучше уберите ее от греха подальше.

- Но вообще-то не многие из нас могут похвалиться наличием ценных произведений, да и художественные галереи мы посещаем не часто.

- Да, у нас нет культуры общения с картиной. Сейчас мы смотрим телевизор, а в прошлые века люди годами смотрели дома на портреты, натюрморты, пейзажи и намоленные иконы. На них вырастали поколения. Аура этих артефактов была усилена биополем многих людей с одним генетическим кодом. Это была родовая связь, которая давала человеку силы.

Старинная икона вообще сразу «выходит» на душу и нормализует работу организма - как гомеопатия. Но с иконами нужно быть очень осторожными. Некая дама, экстрасенс, решила достичь просветления и начала просить у Господа для себя испытаний, обращаясь к иконе «Страшный суд». К ее несчастью, Бог услышал молитву. Посыпались все мыслимые напасти. Женщина потеряла работу, стала крепко попивать, начал болеть ребенок, в ее жизни вдруг проявился прежний муж, который ее выяснял отношения с помощью кулаков .

Вознося молитву, нужно четко знать, чего ты просишь у Всевышнего. Лучше просить, чтобы все было, как оно должно быть. За всякое непродуманное изменение в судьбе придется дорого платить.

Ведь бывает и так. Жена горячо молилась у икон, чтобы муж прекратил пить. И он действительно бросил. Но после этого семья стала ему не нужна. Жена растеряна и не знает, что делать. Теперь она просит Бога: «Верни все обратно!». Так что просите лучше не за других, а за себя и лишь в том случае, если вы готовы к переменам.

- Картины каких художников обладают целебной силой?

- Чем больше искра божия в авторе, тем больше добра приносят его творения. У картин Рембрандта - мягкая, светлая энергетика. Она подпитывает, поддерживает, повышает самооценку, вызывает в зрителях духовный подъем. Люблю свои группы водить в Русский музей, в зал Куинджи. Там набираешься удивительного покоя, на душе становится чище и светлее!

Резонанс — это чувственная связь. Он работает и на уровне физиологии. Есть картины, притягивающие человека с больной печенью и помогающие выздоровлению. Например, произведения Боттичелли прекрасно купирует болевой синдром.

Ходите в музеи, внимательно всматривайтесь в картины, даже если они вам не нравятся. Старайтесь ощутить их скрытую силу. А арттерапия учит грамотно работать с этой силой - гасить негатив и работать с позитивом.

- Картина должна быть только в оригинале?

- Репродукции работают как оригинал, а вот копии воздействуют иначе, ведь их писал другой человек. Но чтобы овладеть техникой арттерапии, лучше, конечно, идти в музеи. В Петербурге я провожу занятия в Кунсткамере. Там подлинные вещи, в том числе сакральные, шаманские - из Центральной Африки, Южной Америки. Они работают очень сильно. У каждого зрителя есть «свои» экспонаты, которые именно с этим человеком приходят в резонанс. Например, австралийское искусство для нас вроде был очень чужое. Мы прошли с группой, вернулись через два часа, а кто-то остался и просидел все два часа в этом зале на диванчике - словно к себе домой вернулся. Один чувствует возле картины струю свежего воздуха, другого словно затягивает вглубь полотна, а кто-то испытывает полное отторжение. Ощущения от живописи очень индивидуальные.

- Все же чтобы включиться в этот метод, думаю, нужно иметь повышенную чувствительность.

- Конечно, есть люди, эмоционально глухие к искусству. Им нужны иные тренинги. Но в любом случае, нужно стремиться развивать свою восприимчивость к разным формам проявления бытия. Мир предлагает нам много важной для нас, уникальной информации, которую нужно учиться считывать. И тогда она откроет для нас новые горизонты и возможности.

- Спасибо за беседу.

Наталья Севидова