Новый русский метод быстрого изучения английского - революция в лингвистике.

Признаться, с английским у меня отношения не сложились. Несколько раз я начинала его учить с нуля, и на энном занятии ломалась. Дома пылится целая полка учебников, немым укором взывая к их ленивой хозяйке. Но вот в руки попало пособие Александра Драгункина с задорным названием "Классный самоучитель английского за месяц". Книжица было нетолстой, я сунула ее в чемодан, уезжая на неделю к морю. Совершенно ясно осознавая, что вряд ли буду штудировать грамматику на отдыхе. Но заинтриговало предисловие профессора Александра Белявского, который приравнял появление методики санкт-петербургского лингвиста А. Драгункика к событиям "цивилизационного" характера - вроде создания персонального компьютера и сети Интернет. Но чего не напишешь ради красного словца и большого тиража?

И однако ж учебник я начала читать прямо в самолете и продолжила на пляже, и читала с таким же удовольствием, как бестселлер Марининой. Мне понравилось самоуверенность и чувство юмора автора, жизненно акуальные тексты, вроде "Стань моей девушкой на одну ночь" (на таких примерах Драгункин объясняет специфику английских местоимений). На 30-й странице я обнаружила, что в состоянии с горем пополам объясниться с гостиничным портье в Хургаде и торговцами в лавках.

Но самое главное, что пришла радостная уверенность, что я таки с м о г у освоить разговорный инглиш!

"Моей целью является сильнейшее желание помочь каждому из вас, мои дорогие читатели, выбраться из того тупика, в который вас загнали традиционные методы преподавания английского языка, изо всех сил пытающиеся удержать вас как рабов или наркоманов в плену зависимости от своих импотентских потуг..." Неслабая заявочка, да? Это смелое обещание Драгункина во вступлении ко второй его книге "51 ЗОЛОТАЯ АНГЛИЙСКАЯ ФОРМУЛА", которую на днях я купила в книжной лавке "Дома Москвы".

И вот я узнаю, что питерский лингво-революционер приезжает В Ригу и можно будет послушать его уроки вживую. Пользуясь привелегией журналиста - объяснять личное любопытство профессиональным интересом, я пообщалась с Александром Николаевичем персонально.

- Александр Николаевич, скажу честно: английская речь до сих пор вызывала у меня столбняк. Хотя кое-что осталось в памяти с университетских времен, да и немецкий, мой первый иностранный в школе и в институте, имеет много похожей лексики. В чем же причин моих неудач? Так хочется услышать, что дело не в природной тупости...

- Тогда в тупости надо было обвинить сотни тысяч таких же "неудачников". На самом деле, причина - в консервативным методах преподавания английского: мы десятилетиями учили транскрипцию, правила, грамматику - то есть учебный материал, а не сам язык. Вторая причина - поговорить по-английски вживую в СССР могли единицы. Поэтому-то наши сограждане за границей до сих пор чувствуют себя в роли "Великого немого".

- Увы, это правда. Но ведь сейчас столько новых методик - "усовершенствованных", "новаторских", "эффективных"... А где же эффект?

- Все эти методики отличаются друг от друга только способом подачи учебного материала. Но все равно остаются очень громоздкими. У меня же совершенно другая "английская грамматика".

Дело в том, что английский язык за свою более чем 1000-летнюю историю утратил массу грамматических факторов. Его костяк на сегодняшний день составляют определенное количество постоянных неизменяемых слов (и их комбинаций). Я их систематизировал их так, что учащийся букально с первого занятия может строить из неизменямых элементов осмысленные фразы. Просто бери слово из словаря и вставляй в знакомую конструкцию.

Далее переходим к словам, которые изменяются лишь в некоторых случаях. А потом к словам, которые сами указывают, как их надо изменять. Если вы это освоили - то это уже сам язык, живой и готовый к употреблению немедленно.

Все остальные изменения английских слов производятся по десяти основным правилам. Это не такие уж премудрости, если сравнить это с системой склонения и спряжения в русском языке.

"Золотые английские формулы", которые я выделил, - ключ к пониманию языка. За месяц вы вполне можете его освоить, конечно, не на уровне Шекспира (в его словаре 20 тысяч слов), но на достаточном, чтобы общаться с англоговорящим партнером.

- Когда я изучала немецкий, то провела не один месяц в лингофонном кабинете. Не уверяйте меня, что за месяц можно поставить нормальное произношение...

- Ну если вы готовитесь в резиденты, в тайные агенты - тогда эти усилия оправданы. Но если для вас главное - общение, то акцент неважен. Да, американские фермеры произносят какой-то звук иначе, нежели английские аристократы или австралийские овцеводы. Но для вас вникать в такие тонкости - потеря времени. Произносить слова надо так, чтобы тебя понимали. Ну, например, слово shit ("дерьмо") отличается от sheet ( "лист"), длиной звука "и". Вот такие принципиальные отличия следует знать, чтобы не попасть впросак. Потому что от этого зависит смысл сказанного.

- Я тут пошарила в интернете и узнала, что у вас обучались даже предствители российского бомонда...

- Последний мой "высокопоставленный" ученик - Сергей Кириенко, полпред Президента, бывший премьер-министр. Полный нулевик. Раньше учил немецкий, не знал, как будет "мама" по-английски. После второго занятия - при свидетелях - самостоятельно сложил по-английски фразу: "Я хочу, чтобы моя страна выполнила все свои международные финансовые обязательства".

- Странно, что о вас в Латвии мало кто слышал. Вроде Рига не самый захолустный городишко...

- Я "иду" без рекламы - только за счёт распространения своих книг. Поэтому меня и знают только те, кто держал в руках одну из книг.

- А какие-то авторитетные отзывы на ваш метод имеются?

- Отзывов навалом - но это отзывы людей, освоивших английский по моей методике. "Традиционалисты" обо мне ещё как знают ...Некоторое время назад я раздал в подарок преподавателям и аспирантам кафедры английского языка Санкт-Петербургского Университета огромное количество экземляров моей книги "Малый прыжок в английский" . Прихожу неделю назад на кафедру. Спрашиваю, какие отзывы? Мне говорят: "Никаких!". Я был рад до смерти - уж если даже суровейшие преподаватели СПГУ "ничего" не говорят о моих книгах, то это значит ОЧЕНЬ МНОГОЕ ... Ведь обхаять-то они были бы рады ... А Вербицкая (ректор СПГУ) и Богданов (декан филфака) - мои ярые поклонники.

Время от времени меня приглашают преподавать в институтах, чтобы "подтянуть" целые "проваленные" курсы перед экзаменами. "Натаскивал" студентов Московского Международного Университета, Банковского института, ИНЖЭКОН (самый серьёзный негуманитарный ВУЗ Питера), Финансово-экономического института.

- И все же скоростной метод "по Драгункину" - это случаем не уровень примитивного разговорного кокни? Типа, объяснимся кое-как - коряво, пополам с жестами и ладно. А тем, кто настроен на углубленный уровень, на профессиональный английский, все равно придется обратится к академическим программам?

- Я даю не "разговорный", или "бизнес-", или "технический" английский, а САМ язык. Мой девиз: "Правильный и богатый английский с первого подхода". "Уровни" - это чушь. Это просто увеличение словарного запаса и практика. Для честного филолога фразы "Я+ взял+ кредит + в банке" (бизнес-англ.), "Я +украл + пирожок +с полки" (бытовой) и "Я+ вытащил +втулку +из мотора" (техн.) - это одна и та же фраза с разным лексическим наполнением;

- А сами вы что заканчивали?

- В 1974 Ленинградский государственный университет, Восточный факультет.

- Стало быть, восточные языки вам тоже не чужды?

- Скоро у меня выходит моя первая книга о японском языке. Но как филологу и русскому человеку, мне очень интересен русский язык. Я считаю, что язык древних русов первичен не только по отношению к европейским языкам, но даже по отношению санскриту - древнеиндийскому языку.

- Ничего себе сенсация! Из чего же вы это вывели?

- Тому существует масса очевидных доказательств. Вот вам несколько примеров. Русское слово огонь на санскрите agni , небо - s-varga (= наш верх ), дом dam (от нашего дым ), зима - hima ... Откуда именно такое слово и название именно этого времени года появилось бы в жаркой Индии, как не из морозной России? Практически все старые и новые европейские грамматики - и английская в том числе - представляют собой варианты древнерусской грамматики. А что касается их конструкций, то они - точные кальки конструкций русских! Русский скажет: Моя машина + была + украденa , а англичанин: My car + was + stolen ( с-тыр-ен-а ). Или же фраза Вчера к 5 + у меня был + сварен + суп
и ее 100%-я английская калька Yesterday by 5.00 + I had + cooked + my soup (= страшный перфект ..!).

А "европейские" слова - просто модифицированные или искаженные варианты русских слов или же сложены из чисто русских составляющих.

- А может, все наоборот - мы у европейцев заимствовали...

- Только в русском языке имеются в первозданном виде в такой полноте приставки, суффиксы плюс в таком количестве пракорни. То есть уже готовые конструкции и словарная база "уходили" от нас, образовывая европейские языки. Надо просто непредвзято посмотреть на "европейские" слова, чтобы увидеть в них чисто русскую основу/корень, например: "s-MAL-l" = "МАЛ-ый", "s-KAT-e" = "КАТ-аться", "s-TAR-e"= "ТАР-ащить" "s-TRAP" = "ТРЯП-ка", "House" = Хаза (хата) и многое прочее.

- Как относятся к вашей теории и вашему экспресс-методу коллеги из российских университетов?

- Игнорируют. "Кандидатствующие дамы" с кафедр и методических кабинетов перепевают одни и те же догмы. Из-за лени, узости научного кругозора, а зачастую просто из-за недостатка компетентности они движутся по накатанной колее. Главное для них "что Аглая Сидоровна сказала на последнем заседании кафедры".

Отзывы первых слушателей курсов Драгункина в Риге — восторженные.

"После 30 лет топтания на месте — наконец, прорыв!" — так оценила свой прогресс после пятого дня занятий у Драгункина рижанка Елена Н., потратившая до того кучу денег на всевозможные языковые курсы, в том числе и "с погружением". Этот модный метод еще называют эмоционально–смысловым. — После ролевых игр и ситуативного общения я довольно бойко защебетала по–английски, — поделилась Елена. — Могла сносно объясниться в кафе, отеле. Но когда понадобилось поговорить с англоязычным партнером на более серьезным уровне, оказалось, что базы мне не хватает.

В итоге она отправилась подтягивать грамматику на следующие курсы. Но там дело пошло уже со скрипом. Десятки правил, исключения из правил — головная боль всех учащихся. Нам говорят: "А вот это просто надо запомнить!" Мозг не улавливает логику конструкции и сопротивляется: память восстает против хаоса. Потому–то и грамматику учащиеся терпеть не могут: слишком много скучной зубрежки.

Кончено, логическое «структурирование» по Драгункину здорово облегчает усвоение
языка.

Почему же это ноу–хау немедленно не берут на вооружение педагоги?

Этот вопрос я задала автору революционной методики.

-Во всем мире преподавание английского — огромный бизнес, — объясняет Александр Николаевич.— И всем, кто в нем занят, выгодно держать людей на англоигле — на своих курсах и учебниках. Это как наркомана сажают на наркотики. Понятно, что система заинтересована в самосохранении.

— А преподаватели престижных Кебриджа,Оксфорда проявляют интерес к вашему методу?

— Я столкнулся с такой вещью. В Петербурге известный языковед М.М. послала на рецензию в Оксфорд свою разработку. Оксфорд ответил ей отказом. А через полгода она увидела собственное пособие, изданное в Англии под другой фамилией. Поэтому я и не спешу с переводами моих книг. Мне надо создать массу прецедентов, доказывающих, что это методика моя.

Второе. Я был в Англии и дважды пытался войти в контакт с тамошними школами английского языка, оба раза меня холодно выслушивали, кому–то переадресовывали и на этом все заканчивалось.Они увидели в мне потенциального соперника. Потому что их система обучения английскому ориентирована не на то, чтобы научить, а на то, чтобы учить.

Я же даю людям пожизненный навык. Единожды научившись ездить на велосипеде или плавать, вы всегда сможете это делать — хуже или лучше, но в седле и на воде будете держаться. Я даю людям понимание того, к а к работает язык. С первых занятий люди начинают строить грамотные английские предложения любой сложности. А раскачать на практику — это уже просто. Я бы советовал вместо курсов ездить на пару недель в англоязычную страну или англоязычную семью.

— К вам приходит много людей в зрелом возрасте, у которых все школьные познания в английском языке давно позабыты, а попытки продвинуться в языке были провальными. Они идут к вам за последней надеждой. Но работать с такой аудиторией труднее, чем со школьниками и студентами?

— Наоборот. "Нулевики" открыты, честны, у них нет идиотских амбиций, которых полна молодежь. Парень, который может написать примитивное письмо какому–нибудь Джону, ходит, задрав нос. А эти люди не выпендриваются, они жаждут овладеть языком. И с ними не то, что легче, но приятнее работать. К тому же, я честно предупреждаю перед началом занятий: постарайтесь выбросить из головы все, чему вас раньше учили. Это будет вам только мешать быстро двигаться вперед.

С Александром Драгункиным беседовала Наталья Севидова

И еще о методе.

Александр Драгункин из Санкт–Петербурга сделал то, что до него никто не догадался: выявил
с т р у к т у р у языка и изложил ее в своих учебниках не просто, очень просто.

Сразу скажем: результаты, которые обещает автор, не придут сами по себе. Лексику учить наизусть все равно придется. Но словарный запас легко накапливается при чтении со словарем и разговорной практике. Произношение можно поставить, слушая аудиозаписи и ТВ.

А вот свободно сложить из отдельных слов любую фразу на литературном английском — самое трудное. Тут мы сразу начинаем путаться во временах, неправильных глаголах и пр.

Драгункин выстраивает из всего этого грамматического сумбура абсолютно стройную и логичную
с и с т е м у. Один раз понял — и можешь говорить. Просто берешь нужное слово из словаря и безошибочно ставишь в нужное место предложения.

Непривычно, но гениально просто.

Драгункин объединил группы и классы слов по единым признакам. В одной группе могут оказаться разные части речи, но если они в предложении выполняют одинаковые функции — это правильно. Учащийся к своему удовольствию обнаруживает внутреннюю логику отношений между словами. Учебный материал Драгункин дает не по отдельным темам (существительные, глаголы, времена и пр.), а так, что одна информация неизбежно вытекает из другой, и каждая предыдущая является продолжением и подкреплением последующей.

Радуйтесь, лентяи! Драгункин открыл, что в английском все три(!) "правила". Да, есть и исключения,но и они систематизированы! То есть английский на самом деле так же упорядочен как математика. В нем не существует никаких "капканов" артикля, неправильных глаголов и жутких английских "времён". К 8–10 занятию на этих псевдотрудностях никто из учеников уже не спотыкается .

Инновационность метода подкреплена и специальной терминологией, чёткой и понятной. Особая радость "нулевиков" — транскрипция без филологической зауми. Любой текст в пособиях Драгункина можно читать сходу.